Я поняла, что он не отпустит мою руку никогда

01.04.20 — Статьи

Болезнь — тем более такая непростая как рак крови — часто является проверкой чувств. Кто-то проходит это испытание, а кто-то не выдерживает.

Буду всегда с тобой

В марте 2018 года Лене было двадцать пять. В июне у нее должна была состояться свадьба. На новый год любимый человек — Денис, дома, без пафоса и колен сказал: «Выходи за меня!». Лена долго смеялась, а потом плакала. Много эмоций, много радости. Счастье.

Они подали заявление в ЗАГС, а 26 марта 2018 года врач Боткинской больницы поставил Лене диагноз: острый лимфобластный лейкоз. И в то время, когда Денис должен был вести красавицу-невесту за руку к алтарю, он держал ее голову, которую сама Лена держать не могла из-за сильных болей после очередной химиотерапии.

Лена хорошо помнит момент, как ей впервые сделали спинномозговую пункцию, после которой нельзя два часа вставать. Процедура не то, что болезненная физически, сколько тяжелая эмоционально. «После того, как меня привезли в палату, я расплакалась, — вспоминает Лена. — Произошло осознание того, что ждет меня впереди. Денис сел рядом с мой кроватью и растерянным голосом сказал: "Как я могу помочь? Скажи мне, я не знаю, что мне делать". Мне хотелось накричать на него, выплеснуть наружу ту боль, которая была внутри, но я промолчала и попросила взять меня за руку. Так мы и просидели два часа, держась за руки. В этот момент я поняла, что он не отпустит мою руку никогда и мы вместе пройдем все это до конца».

Началось долгое лечение. Курсы химиотерапии. Несмотря на то, что Лена — молодая и здоровая девушка, и у ее организма были большие ресурсы для борьбы с болезнью, лечение проходило тяжело. Было много осложнений. Из-за одного из них, грибковой пневмонии, девушка безвылазно провела в больнице год. Все это время Денис был рядом.

Когда Лену все-таки выписали, она подумала: «Сейчас не до свадьбы». Для того, чтобы диагноз окончательно сняли, надо ждать пять лет. Вот пройдет время, все наладится, тогда и о свадьбе подумать можно, решила Лена. Но потом вдруг сказала себе: «Стоп! Опять жить ожиданием лучшему будущего? Какая глупость. Лучший день — сегодня. Я дома. Чувствую себя относительно хорошо. Рядом любимый мужчина. Так чего мне еще надо?».

И они сыграли свадьбу, собрав на нее друзей и близких. Тех, кто был рядом в трудные времена. Кто навещал, помогал финансово и морально, тратил свое время на то, чтобы решать возникающие проблемы.

С любимыми не расставайтесь?

Первенцу — Арсению — было шесть, когда Женя забеременела во второй раз. В 39 недель направили на плановую госпитализацию в Перинатальный центр. Малыш решил идти ножками вперед, врачи предложили сделать кесарево сечение. Мальчик родился крепеньким и здоровым. От наркоза Женя отошла быстро и легко. «Вот только анализы мне ваши не нравятся» — сказал врач. И назначил повторные исследования. Женя этому значения не придала. Только когда соседку по палате выписали, а Женю попросили еще немного подождать результатов какого-то исследования крови, прилетело липкое тревожное чувство. Вскоре пришел заведующий Перинатальным центром и сказал без предисловий: в крови обнаружены бласты, сомнений нет — это острый лейкоз. Хронология получилась печальная: 29 сентября Евгения родила, 2 октября в ГНЦ Москвы подтвердили диагноз «Острый миелобластный лейкоз», а 4 октября началась первая химиотерапия.

Лечение шло с переменным успехом. Врачи предупредили сразу, такая форма лейкоза как у Жени требует трансплантации костного мозга. Пока искали донора, прошел первый и второй курс химиотерапии и прямо перед Новым годом Женю отпустили домой. Радости не было предела. Домой! К детям. К любимому мужу. Но семейное счастье продлилось недолго. Случился ранний рецидив, и пришлось экстренно возвращаться в больничные стены.

От Ноябрьска, где жила Женя, до Москвы, где она лечилась, больше двух с половиной тысяч километров. Это двое с половиной суток на поезде. На самолете, конечно, быстрее. Но часто не налетаешься. И все же близкие и родные при каждой возможности навещали Женю. Прилетал муж. Терпеливо ухаживал. Однако, Женя чувствовала что-то неладное. Выглядел он каким-то сломленным. Точно не верил в то, что все еще можно исправить. Третья химия не помогла, у Жени констатировали резистентную форму болезни, не поддающуюся лечению.

Лечащий врач обо всем честно рассказал сначала Жениному мужу: есть три варианта. Первый: ничего уже фактически не предпринимать, ехать домой, провести с родными оставшееся время. Второй: попробовать увеличить дозу химиотерапии, но к какому результату это приведет и не усугубит ли текущее состояние, никто не скажет. И третий вариант — попробовать принимать экспериментальный препарат. Гарантий никаких.

Но муж не знал, что посоветовать. Он просто закрывал руками лицо, боясь ответственности. Казалось, в мыслях он уже похоронил жену. Во всяком случае, он хоть и пытался ее поддерживать, но делал это так, что, Женя понимала — прощается.

Она осталась один на один с выбором. После долгих раздумий Женя выбрала третий вариант, подписала согласие на участие в эксперименте.

И это было верное решение. Спустя время врачи констатировали ремиссию, Женю стали экстренно готовить к трансплантации костного мозга.

Все прошло успешно. Но восстановительный период был очень тяжелым. Из цветущей и привлекательной женщины, какой Женя была до болезни, она превратилась в едва заметную тень. Похудела до 32 килограмм, и передвигаться могла только в инвалидной коляске. Весь этот период она жила в Москве. Муж навещал ее все реже. Наконец в один из приездов он заявил, что подает на развод.

Это было ударом для Жени. Но не настолько сильным, как можно было ожидать. Кажется, внутренне она уже приняла главное решение: она должна жить ради своих детей. «В самые трудные моменты, когда надежда на выздоровление покидала меня, я вспоминала о том, что приняла твердое решение — самостоятельно отвести старшего сына в первый класс. Это очень важное событие в жизни любого ребенка». 1 сентября Евгения взяла за руку сына и самостоятельно отвела на школьную линейку.

Тем временем

Для большинства больных раком крови для полного излечения необходима трансплантация костного мозга. Сейчас — в период пандемии коронавируса — из-за закрытия границ все пересадки от зарубежных доноров приостановлены. Уже есть отказы от российских доноров из-за режима самоизоляции.

Единственный шанс выжить для подопечных Фонда борьбы с лейкемией — трансплантации от родственников (родителей, детей, братьев и сестер). Если совпадений мало, чтобы донорский костный мозг прижился нужно разделить костный мозг так, чтобы подходящие клетки остались, а другие — были отфильтрованы. Для этого необходимы специальные системы. Помогите приобрести их по фиксированным ценам!

Текст: Анастасия Быкова для KP.RU

Им требуется ваша помощь

Посмотреть всех

Зубкова Ольга

Саратовская область, 40 лет, замужем, двое детей
Диагноз: миелодиспластический синдром

Трансплантация костного мозга от зарубежного донора

Толмачев Антон

г. Москва, 36 лет, женат, есть сын
Диагноз: миелодиспластический синдром

Трансплантация костного мозга от зарубежного донора

Иванов Алексей

г. Тверь, 34 года
Диагноз: миелодиспластический синдром

Трансплантация костного мозга от зарубежного донора

Губанов Ринат

г. Ульяновск, 40 лет, женат, есть дочь
Диагноз: острый миелоидный лейкоз

Трансплантация костного мозга от российского донора

Рубан Нина

г. Москва, 69 лет, замужем, трое внуков
Диагноз: острый миелоидный лейкоз

Трансплантация костного мозга от зарубежного донора

Яскевич Михаил

г. Санкт-Петербург, 31 год, женат, есть дочь
Диагноз: острый лимфобластный лейкоз

Трансплантация костного мозга от зарубежного донора

Елеев Алим

г. Нарткала, Кабардино-Балкарская Республика, 53 года
Диагноз: острый миелоидный лейкоз

Трансплантация костного мозга от зарубежного донора

Захарян Армен

с. Спицевка, Ставропольский край, 32 года,
Диагноз: острый лимфобластный лейкоз

Трансплантация костного мозга от российского донора

Яблоков Артур

г. Москва, 34 года
Диагноз: острый миелоидный лейкоз

Трансплантация костного мозга от зарубежного донора

Минажев Роман

г. Санкт-Петербург, 66 лет, женат, двое детей
Диагноз: острый миелоидный лейкоз

Трансплантация костного мозга от российского донора

Капунин Александр

г. Москва, 58 лет, женат, есть дочь
Диагноз: миелофиброз

Трансплантация костного мозга от зарубежного донора

Рыбин Геннадий

г. Москва, 58 лет, женат, есть дочь
Диагноз: миелофиброз

Трансплантация костного мозга от зарубежного донора

Харюшина Елена

г. Киров, 56 лет, есть сын
Диагноз: острый миелоидный лейкоз

Трансплантация костного мозга от российского донора

Заец Дмитрий

г. Колпино, Санкт-Петербург, 33 года, женат, есть дочь
Диагноз: лимфома Ходжкина

Трансплантация костного мозга от зарубежного донора

Крестьянинов Александр

г. Москва, 37 лет
Диагноз: хронический миелоидный лейкоз

Трансплантация костного мозга от зарубежного донора

Тубекова Ирина

г. Нальчик, Кабардино-Балкарская Республика, 58 лет
Диагноз: острый миелоидный лейкоз

Трансплантация костного мозга от зарубежного донора

Быстров Дмитрий

г. Тосно, Ленинградская область, 34 года
Диагноз: острый промиелоцитарный лейкоз

Трансплантация костного мозга от российского донора

Куркина Прасковья

с. Мордовская Пишля, Республика Мордовия, 59 лет, замужем, двое детей
Диагноз: диффузная В-крупноклеточная лимфома

Сопровождение технологического процесса получения экспериментального индивидуального CAR-T-клеточного продукта

Дизик Наталья

г. Москва, 57 лет
Диагноз: острый лимфобластный лейкоз

Трансплантация костного мозга от зарубежного донора

Кустова Анастасия

г. Москва, 43 года, замужем, есть дочь
Диагноз: острый миелоидный лейкоз

Трансплантация костного мозга от зарубежного донора

Посмотреть всех