07.20

Страшнее, чем рак


История мамы двух детей с аутизмом, которой пришлось бороться за собственную жизнь

В 2017 году Ирина Бурдакова родила второго ребенка – Андрюшу. Первый сын, Денис, на тот момент был уже четырехлетним мальчуганом, но сильно отличающимся от сверстников. У Дениса аутизм. С такими детьми непросто, а когда есть еще новорожденный малыш, который требует внимания, маме сложнее вдвойне. Именно поэтому Ирина не обратилась к врачу вовремя, а когда, наконец, оказалась в больнице, врачи диагностировали лимфому Ходжкина – рак.

«Была уверена: пройдет»

Аутизм принято обозначать корректной формулировкой «особенности развития». За этими двумя словами кроется море родительских слез и страхов. Денис не говорит, боится шумов, всего нового, а сможет ли он когда-нибудь жить самостоятельно – никто не знает. Родив Андрея, Ирина продолжала все также старательно заниматься старшим сыном. Усталость накапливалась, потому что почти все приходилось делать одной. Муж Ирины строит дороги и постоянно уезжает на объекты – другого выхода у него нет, ведь ему надо содержать всю семью.

«Вы только не пугайтесь»

Со вторых родов прошел почти год и состояние Ирины становилось все хуже. Она была вынуждена обратиться к врачам в своем поселке – недалеко от Сергиева Посада. Последней каплей стало воспаление лимфоузлов - они увеличились и болели.

Районный терапевт назначил Ире целый ряд исследований и, по анализу крови, диагностировал рак крови. Нужно было ехать в Москву подтверждать диагноз. Врач сказал: «Вы только не пугайтесь, может быть и не подтвердится». Но не пугаться у Ирины не получалось – она уже с трудом стояла на ногах…

Ирина чувствовала себя так плохо, что не могла доехать до Института на общественном транспорте. Тогда ее мужу, Константину, пришлось вести жену в Москву на машине вместе с сыновьями – их не с кем было оставить.

Врач в московской клинике озвучил диагноз – лимфогранулематоз или иначе – лимфома Ходжкина. Рак подтвердился .

«В больницу я лечь не могу»!

Лечение Ирине нужно было проходить в НМИЦ Блохина. А Константину было пора ехать на очередной объект. Врачи торопили – откладывать нельзя, нужно срочно ложиться, а для девушки это означало бросить детей одних. Старшего с аутизмом и годовалого младшего. «В больницу я лечь не могу!» - Ирина была спокойна и понимала, что говорит.

Тогда было принято решение о том, что она будет приезжать на капельницы из Сергиева Посада и в этот же день уезжать домой. Но Ирина не боялась и была уверена – справится. Главное, что ей не придется бросать сыновей.

Пока женщина проходила лечение, она стала замечать, что Андрюша, младший сын, становится похожим на Дениса. «В какой-то момент я поняла, что больше обманывать себя не буду. У Андрея был аутизм – с каждым днем я замечала эти проявления все больше».

Ирина продолжала лечение и теперь вдвойне была уверена в том, что победит болезнь – теперь дома ее ждали два особенных сына, нуждающихся в живой и здоровой маме.

Осталось чуть-чуть

Ирина прошла шесть курсов химиотерапии и, не позвонив врачу, купила лекарства и приехала на седьмой. Однако врач поздравила девушку – капельницы больше не нужны. Впереди лучевая терапия для «закрепления» результата - и Ирина здорова. Но квот больше не было. Деньги в семье буквально утекали сквозь пальцы – то одно купить, то другое… Лекарства все за свой счет, дорога до Москвы, дети…

Тогда лечащий врач Ирины сама позвонила в Фонд борьбы с лейкемией и попросила помочь девушке. Ирина была уверена, что придется ждать долго – пока соберут документы, пока все проверят. Она бегала по этажам «Каширки» и боялась, что потраченное на ожидание денег время, может погубить ее. Но неожиданно для нее лучевая терапия началась уже на следующий день – Фонд отреагировал молниеносно.

«Главное – это дети»

По завершении лучевой терапии от врача прозвучало долгожданное «у вас ремиссия». С тех пор Ирина проходит лишь контрольные обследования, чтобы убедиться – болезнь навсегда осталась в прошлом.

Несмотря на все сложности, с которыми столкнулись Ирина и Константин, их союз все так же крепок. Андрею вот-вот исполниться четыре, он все еще не говорит. Денису семь лет и с ним постоянно работает логопед-дефектолог. Чтобы не происходило в жизни, Ирина уверена, можно пережить. Главное – это дети. И ее цель – это дать им будущее, поэтому вне зависимости от того, что ей подкинет жизнь, отчаиваться она не будет – ей просто некогда.

Вместо заключения

Чтобы Фонд борьбы с лейкемией мог реагировать на просьбы подопечных так же быстро, как на запрос Ирины – должен быть запас денег. Для этого был открыт сбор на программу Срочная помощь пациентам. Важна любая помощь! Например, ваше пожертвование в год при регулярной подписке позволит оплатить:
100 р в месяц - 1 день восстановительной терапии имуноглобулинами после пересадки костного мозга.
500 р в месяц - 7 флаконов препарата для лечения пациентов с острым промиелоцитарным лейкозом.
1000 в месяц - один сеанс лучевой терапии.

Помочь Фонду оперативно реагировать на срочные просьбы можно тут. 

Мария Томич для КП

Поделитесь публикацией с друзьями:

Связанный проект:

  • Цель сбора: Поиск неродственного донора костного мозга в России и за рубежом, заготовка трансплантата и доставка для последующего выполнения трансплантации костного мозга