Соловьева Оксана


  • Диагноз: Диффузная В-крупноклеточная лимфома
  • Цель сбора: Курс лучевой терапии
Спасибо! Необходимая сумма собрана!
Помочь другим нуждающимся

           07.11.2017 г. С вашей помощью мы полностью закрыли сбор на Соловьеву Оксану!


Вами было собрано 150 099 рублей. Фонд оплатил счет, выставленный  ФГБУ "НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина", на сумму 157 170 рублей.  Оксане в октябре был проведен курс лучевой терапии, состоящий из семнадцати сеансов.

В настоящее время Оксана выписана из больницы и находится дома рядом со своими детьми. Она чувствует себя удовлетворительно, восстанавливается после тяжелого для нее курса лучевой терапии.

Оксана передает всем, кто ей помогал, огромное личное спасибо и желает здоровья и счастья!

Желаем Оксане скорейшего выздоровления, а вам, дорогие наши жертвователи, и вашим близким, здоровья и благополучия! Без вашего участия ничего бы не получилось! Спасибо что помогаете!

__________________________________________________________________________________________

-— Бесит, когда говорят «держись»! За что держаться-то? Где эта нитка, за которую держаться?

Мы сидим в маленьком кафе, и Оксана Соловьева рассказывает мне про свою лимфому. Оксана молодая женщина. Тридцать восемь лет. Трое детей. А я тысячу раз слышал про лимфому. Я сам могу рассказать Оксане, что с ней случилось. Шаг за шагом. С небольшими вариациями.

Острая боль, как будто ударили ножом в спину.

-— Где это с вами случилось, Оксана?

-— В самолете. Возвращалась из отпуска.

-— Испугались, что сердце?

Да, она испугалась, что сердце. И обрадовалась в больнице, когда врачи сказали, что это не инфаркт, а скорее всего пневмония. Пневмония ведь лечится. От пневмонии ведь есть лекарства.

Потом – я тысячу раз слышал подобные истории – обследования, биопсия, еще биопсия, никак не могут поставить диагноз. Потом наконец поставили – лимфома. Температура 38 месяц за месяцем. Изматывающая химиотерапия, тошнота, рвота, выпадают волосы. Но вот Оксана говорит:

-— Я не могла ходить мимо аптек. Я все думала, что там миллион лекарств, но ни одно из них мне не поможет. Это было прямо отчаяние.

-— Теперь нет отчаяния? – спрашиваю. – Когда закончилось?

-— Когда мне разрешили лучевую терапию.

На самом деле так. Оксана успешно прошла несколько курсов химиотерапии. И теперь, если провести лучевую терапию, то лимфома пройдет. Но сейчас октябрь. Квоты на лучевую терапию закончились и будут только после Нового года. А деньги у Оксаны закончились еще тогда, когда она переделывала биопсию и добивалась верного диагноза.

И ждать нельзя. Лучевую надо делать после химии сразу.

Я достаю телефон из кармана и показываю Оксане фотографии моих младших детей – две девочки и мальчик. Я говорю:

-— Вот этих детей мне родила женщина, перенесшая лимфому.

Оксана не понимает. Никак не может понять. При чем здесь эти дети? Про какую женщину я говорю?

-— Я говорю, моя жена перенесла лимфому двадцать лет назад. И вот с тех пор родила мне троих детей.

-— Не может быть! – Оксане на глаза наворачиваются слезы. – Вы правду говорите? Вы! Спасибо! Вы такую надежду мне дали! Не может быть! Спасибо!

На самом деле для Оксаны нет никакой надежды в том, что другая женщина перенесла лимфому и родила после лимфомы троих здоровых детей. Надежда для Оксаны заключается в лучевой терапии.

В том, что вы, читающие эти строки, скинетесь понемногу и оплатите ей лучевую, которая – да, должна быть за счет государства. Но которой нет и не будет до Нового года.

Помогите Оксане сейчас, потому что после Нового года для Оксаны -— уже поздно.

Текст: Валерий Панюшкин

Фото: Филипп Гончаров


* Для уменьшения нагрузки на сервер данные по поступившим средствам обновляются один раз в сутки.
** Если средств на конретного больного собирается больше, чем требуется, мы направляем их на лечение другого нуждающегося.