Соломенцева Елена


  • Диагноз: Острый промиелоцитарный лейкоз
  • Цель сбора: Покупка и ввоз в Россию препарата Арсенокс
Спасибо! Необходимая сумма собрана!
Помочь другим нуждающимся

Елена Соломенцева — врач. После института работала в Ельце в железнодорожной больнице. Родила дочку. Потом преподавала в Липецке в медицинском колледже, учила фельдшеров и медсестер.

Наконец, вместе с мужем и дочкой перебралась преподавать в медицинский колледж в Москву. Муж тоже врач, тоже учит медсестер и фельдшеров. Дочке уже двадцать лет, учится в Плехановском университете на финансиста. Все благополучно.

У них была размеренная жизнь и хорошая работа. Денег было не то что много, но на жизнь хватало. За двадцать лет сумели даже накопить на квартиру в ближнем Подмосковье. И осталось еще на билеты для Елены,мужа и дочки в Рим. Посмотреть город.

Поездка в Рим была назначена на «после Нового года», на дочкины каникулы. А своих родителей Елена пригласила погостить и посмотреть новую квартиру тоже на «после Нового года».

Но никакого «после Нового года» не оказалось. Нет никакого «после Нового года».

1 декабря 2017 года Елена порезала палец листом бумаги и не могла остановить кровь несколько часов. Спустя неделю Елена не могла пройти без остановки больше пятидесяти метров. Спустя две недели не могла уже сама дойти до лаборатории, чтобы сдать кровь на анализ. Пришлось дочке везти Елену в лабораторию на такси и буквально волочь пять ступенек наверх. Спустя три недели Елена получила диагноз: промиелоцитарный лейкоз.

И она врач, она понимает: это самый лютый, самый быстро развивающийся лейкоз. Лейкоз,который убивает человека за несколько недель и совершенно не лечится никакой химиотерапией, так помнила Елена из институтского курса гематологии. Она ведь не онкогематолог, она врач-лечебник и два десятка лет учила медсестер, а не следила за онкологическими открытиями.

Елена не знала, что тут произошло открытие. О промиелоцитарных лейкозах выяснилось,что они хоть и самые лютые, но зато прекрасно лечатся, если к обычной химиотерапии добавить триоксид мышьяка.

Елена не знала про это открытие, точно так же, как и государство еще не успело на него отреагировать. Пациенты с промиелоцитарными лейкозами химиотерапию у нас проходят по государственным квотам. Но триоксид мышьяка в квоты пока не включили. Этот препарат пациентам приходится покупать за свой счет. И Елене не на что. Все сбережения потрачены на квартиру, где даже еще не успели прописаться. И на билеты в Рим, которые просто сгорели.

Елена говорит, что если выздоровеет, то больше никогда-никогда ничего не будет откладывать. Елена говорит, что нельзя откладывать встречу с родителями на «после Нового года», потому что может и не быть никакого «после Нового года». Нельзя откладывать путешествие в Рим на дочкины каникулы, потому что можно и не дожить до дочкиных каникул. Никогда ничего нельзя откладывать.

Не откладывайте и вы — помогите ей. Совсем понемногу. Небольшая сумма денег,но от многих людей и прямо сейчас. Откладывать нельзя. Промиелоцитарный лейкоз очень быстрый. Без триоксида мышьяка он убьет Елену за несколько недель. С триоксидом мышьяка он пройдет. Помогите, не откладывайте помощь.

Текст: Валерий Панюшкин

Фото: Евгения Свиридова


* Для уменьшения нагрузки на сервер данные по поступившим средствам обновляются один раз в сутки.
** Если средств на конретного больного собирается больше, чем требуется, мы направляем их на лечение другого нуждающегося.