Самойлова Светлана


  • Диагноз: Острый монобластный лейкоз
  • Цель сбора: Повторная трансплантация костного мозга от зарубежного донора
Спасибо! Необходимая сумма собрана!
Помочь другим нуждающимся

Сентябрь 2017

В августе Светлане сделали повторную операцию по трансплантации костного мозга от неродственного донора из зарубежного регистра. Сейчас Светлана находится в Гематологическом научном центре в Москве и проходит курс поддерживающей и противогрибковой терапии. Она еще очень слаба, но состояние ее нормализуется и чувствует она себя удовлетворительно. Светлана передает огромное спасибо всем, кто откликнулся на призыв о помощи, кто перечислил деньги, кто поддерживал и продолжает поддерживать ее в нелегкой борьбе за жизнь. Спасибо вам огромное за то, что не оставляете в беде.

Август 2017

Так говорит Светлана Самойлова про человека, который ей ближе всех остальных — застенчивый, скромный, тихий.

У Светланы прекрасная семья: муж, две взрослые дочери, внук… Но этот тихий человек — ближе, хотя Светлана даже не знает его имени.

Муж буквально физически поддерживал Светлану, когда она стала вдруг чувствовать неодолимую слабость. Буквально на руках носил, когда Светлана вдруг упала на ровном месте и сломала позвоночник. Муж работает днем и ночью, чтобы добыть хотя бы часть денег, которые нужны Светлане на лечение. Но этот застенчивый человек ближе мужа, нельзя быть ближе, чем он, хотя Светлана даже не знает, какого цвета у него глаза и какого цвета волосы.

Когда выяснилось, что Светланина слабость и Светланино падение на ровном месте – это симптомы рака крови, дочери Светланы проявили недюжинную активность: добились направления в Гематологический научный центр в Москве, достали перевозку там у них в Ульяновске, довезли мать до поезда, сопровождали до Москвы, нашли перевозку, которая в Москве довезла от вокзала до клиники. А еще они установили дежурство, каждая из дочерей по месяцу живет в Москве с матерью, оставляя на это время мужа. Но этот застенчивый человек все равно ближе Светлане, потому что никто, даже родной ребенок, не может быть ближе. А Светлана даже не знает про этого застенчивого человека, сколько ему точно лет. Говорят, молодой.

Когда Светлане понадобилась трансплантация костного мозга, когда потребовались деньги, чтобы искать донора в европейском регистре, не только муж, дочери, зятья и брат отдали свои сбережения. Дальние родственники тоже. Наскребли восемнадцать тысяч Евро. Но ни за какие деньги не купишь такую близость, которая есть между Светланой и этим застенчивым человеком.

Он ее донор. Про него известно только, что он молодой человек из Польши.

Трансплантацию сделали. В Светлане – его костный мозг. Из его стволовых клеток должны образовываться Светланины клетки крови. Это больше, чем кровное родство. Кровное родство — пополам на пополам, от мамы и папы. А Светлана, чтобы жить, должна вся состоять из живых клеток этого человека. Но ничего не происходит. Перелитые Светлане донорские клетки – не размножаются. Так бывает.

Светлана объясняет это застенчивостью донора. Говорит, что бывают доноры агрессивные, которые, например, отторгают организм реципиента. А бывают доноры застенчивые, которые все никак не отваживаются прижиться. И вот ее донор — застенчивый.

Называя своего донора застенчивым, Светлана как бы пытается подбодрить его внутри себя. Как будто разговаривает с ним.

Но это бесполезно. У стволовых клеток нет ушей. Они не слышат. У стволовых клеток нет воли, которую можно было бы укрепить. Они просто размножаются или нет. В Светланином случае — не размножаются. И с этим ничего нельзя сделать. Надо провести трансплантацию еще раз. Еще раз добыть миллион рублей, еще раз найти донора. А уговорить донорские клетки нельзя. Они не знают сочувствия, они — клетки.

Уговорить можно вас, людей. Представьте себе Светлану, которая сидит в стерильном боксе и разговаривает с костным мозгом своего безвестного донора. Помогите ей.

Текст: Валерий Панюшкин
Фото: Любовь Родина


* Для уменьшения нагрузки на сервер данные по поступившим средствам обновляются один раз в сутки.
** Если средств на конретного больного собирается больше, чем требуется, мы направляем их на лечение другого нуждающегося.