Романенко Ольга


  • Диагноз: Острый миелоидный лейкоз
  • Цель сбора: Покупка препарата Амфолип
Спасибо! Необходимая сумма собрана!
Помочь другим нуждающимся

Декабрь 2019

Мы вынуждены дооткрыть сбор на Амфолип для Ольги ввиду того, что терапия продолжается. В настоящее время Оля уже получила 80 флаконов препарата и дальнейшее лечение прерывать нельзя.  Мы продолжаем сбор средств на препарат. Нужно закупить еще свыше 60 флаконов.

6 декабря Ольге сделали трансплантацию костного мозга. Донором стал ее родной брат. Сейчас Ольга находится в стерильном боксе и вместе с врачами ждет, когда запустится процесс приживления донорских клеток. Лечение препаратом Амфолип продолжается: как минимум еще полтора месяца врачи будут "добивать" грибок. Если бы не вы, Ольге не смогли бы сделать пересадку. Огромное спасибо! Давайте навсегда выгоним инфекцию из легких Ольги. Пусть она снова увидит дом, море и обнимет дочь!

Ноябрь 2019

Ольга спит и видит, что когда выздоровеет, они с мужем поедут на море. Нет, это не стандартная мечта уставшего от городской суеты человека – море, солнце, песок. Просто Ольга живет в Феодосии, в Крыму. Приехать на море для нее – приехать домой. Характер у Ольги под стать южному климату – солнечный, жизнерадостный. Это тоже действует море. Вот Чехов, например, однажды будучи в Феодосии проездом, тут же написал в письме сестре: «Купанье до того хорошо, что я, окунувшись, стал смеяться без причины». Так что Ольгина жизнерадостность объяснима.

Но когда Ольга заболела, она будто утратила всю свою энергию и начала постепенно слабеть. Сначала заметила, что не может в прежнем темпе заниматься спортом. Ольга ходила в тренажерный зал по три раза в неделю, но пришлось перейти на два, а потом и вовсе бросить. Затем лестницы – лестницы стали для Ольги личным Эверестом. Поднимаешься и задыхаешься, как будто плетешься высоко в горах по каменистым тропам. Потом просто не было сил встать утром с кровати, хотелось спать целыми днями.

Она спала и в полусне-полубреду пыталась понять что случилось, что за напасть одолела ее тело, почему сил вообще не осталось. Она вспоминала маму. Мама у Ольги работала врачом, и поэтому Ольга с детства знала название всех самых опасных болезней. Она видела в полусне себя маленькую. Вот она прибегает домой с улицы, чумазая и растрепанная - такая, как все нормальные дети, чье детство проходит в маленьком городке, почти постоянно на открытом воздухе. И мама ловит ее, приглаживает волосы, поправляет одежду, а заодно подмечает все ли в порядке: «А это у тебя что за синяки? Упала? Точно упала?». Оля вырывается и смеется: «Точно, пусти». Она улыбается и сейчас, едва приоткрывая тяжелые, налитые сном веки. Теперь она понимала, чего мама боялась тогда: синяки на коже, кровотечения, неимоверная слабость, одышка – все это признаки болезни, рака крови. Может у меня рак? – вяло думала Ольга. Но не было сил даже разбираться, начать действовать.

Этого Ольгиного состояния полусна-полуяви больше всего испугался муж. Сначала думал: даже хорошо, что Ольга много спит, говорят же, если болеешь, во сне организм восстанавливается. А потом стало страшно – она спала так много, что казалось, однажды просто не проснется. Он стал тормошить ее, будить, заставлять вынырнуть из снов. В конце концов Ольга послушалась - добралась до врача, сдала кровь на анализ, а когда получила результаты, позвонила мужу и заплакала. Потому что врач смотрел на показатели крови с ужасом, а на Ольгу с жалостью и повторял несколько раз: «Срочно к гематологу».

«Это точно рак крови», - сказала, плача, Ольга мужу, и тот не знал, как ее утешить.

Феодосия - прекрасный курортный город, если вы хотите отдохнуть, но вот болеть раком в Феодосии нельзя – нет даже специализированной клиники. Поэтому Ольгу отправили сначала в Симферополь, где подтвердили диагноз, а затем в Москву, в Гемцентр.

Началось лечение, несколько курсов химиотерапии, тошнота, слабость, потеря волос и бесконечная сонливость. Сначала Ольга с мужем продали свой небольшой бизнес в Феодосии – они пекли хлеб. Потом из Феодосии приехала помогать Ольгина дочка – ей 18 лет. Друзья и родные тоже помогали, кто чем мог – борьба с раком объединила всех. Но насчет формы лейкоза с самого начала было ясно, что только химиотерапия Ольгу не спасет, потому что лейкоз у нее не простой, а острый миелоидный. Такой не лечится без пересадки костного мозга. Тогда к Ольге приехал брат и сказал: «Что нужно? Сдать костный мозг? Берите». Он прошел типирование и вот большая удача – подошел на 100%.

Осталось одно «но», о которое, как о волнорез, разбиваются Ольгины мечты. На фоне химиотерапии у нее начались осложнения – сложная и агрессивная форма бактериальной пневмонии. Вылечить ее непросто, обычные лекарства не помогают, нужен препарат Амфолип, трехнедельных курс которого стоит почти полтора миллиона – 1 400 000 рублей, если быть точной. И вот тут начинается цепочка причин и следствий, без которых Ольге не жить: если не вылечить пневмонию, пересадку делать нельзя; если не делать пересадку, короткая ремиссия, которая наступила у Ольги после 4-го курса химии, закончится, и будет слишком поздно вообще что-либо делать.

Помогите Ольге, пусть ее сны о доме станут реальностью. Окунуться и смеяться без причины – разве не прекрасно?

Текст: Мария Строганова
Фото: Азат Бикинин, личный архив

Видео: Азат Биккинин


* Для уменьшения нагрузки на сервер данные по поступившим средствам обновляются один раз в сутки.
** Если средств на конретного больного собирается больше, чем требуется, мы направляем их на лечение другого нуждающегося.