Обжигалина Ольга


  • Диагноз: Острый промиелоцитарный лейкоз
  • Цель сбора: Покупка и ввоз в Россию препарата Арсенокс
Собрано: 127 287 руб.*
Необходимо: 195 000 руб.


     2-го апреля Ольга Обжигалина пошла на работу. Во-первых, надо было готовиться ко Дню Победы, а во-вторых, с детьми Ольге вроде как становилось полегче. Ей 48. Она работает музыкальным руководителем в детском садике в Орехово-Зуево. Там у них в Орехово-Зуево гематолог принимает один раз в неделю, по средам. А 2-е апреля – это был вторник. Ольга понимала, что у нее какая-то беда с кровью. Она ждала среды и пыталась скрасить ожидание музыкальными занятиями в детском садике.
       Дети, забавно перевирая ноты, тянули песню «Победа придет», а Ольга аккомпанировала им на пианино. Дети пели: «Немыслимо красивая, неслыханно счастливая, в салютах и цветах, такая, как в мечтах – победа». А Ольга глотала кровь. Потому что у нее с самого утра шла кровь горлом и час от часу образовывалось во рту все больше и больше кровавых язв. И лопались сосуды в глазах, так что под конец рабочего дня глаза стали совсем красными. Пока Ольга играла на пианино и подпевала детям, от всего этого еще можно было отвлечься. Но как только песня заканчивалась, на Ольгу накатывала дурнота и животный ужас – что со мной, как это так можно исходить кровью?
       Вероятно, у Ольги был такой несчастный вид, что один из детей после занятий подошел к ней, достал из своего рта карамельку и протянул Ольге со словами: «На, лизни». А Ольга испугалась, что малыш увидит кровь у нее во рту.
        Только ужас и спас ее. Исходить кровью было так страшно, что Ольга не стала дожидаться приема у гематолога в среду, а во вторник вечером села на электричку и отправилась в Москву в гематологический научный центр. Едва увидев Ольгу, доктор взял ее за руку и повел в палату. Обследования делали уже потом, уже когда перелили кровь. Потому что не перепутаешь – так выглядит острый промиелоцитарный лейкоз.
        Острый промиелоцитарный – самый быстрый и самый лютый из всех лейкозов. Он убивает человека за неделю, за две, максимум за месяц. Еще совсем недавно диагноз «острый промиелоцитарный лейкоз» был равен смертному приговору. Ничего нельзя было сделать. Пока группа китайских исследователей не обнаружила вдруг случайно во время одного из экспериментов in vitro, что самый страшный лейкоз на свете запросто лечится сочетанием триоксида мышьяка и особой формы витамина А. Даже без всякой химиотерапии. Просто вылечивается мышьяком и витаминками. Главная задача врача теперь – не потерять пациента с промиелоцитарным лейкозом в первую неделю лечения.
       С этой задачей Ольгины врачи справились. Я видел ее. Она жива. А вторая задача – купить триоксид мышьяка. Дело в том, что наша система здравоохранения за китайскими исследованиями in vitro не поспевает. Лечение промиелоцитарного лейкоза есть и успешно применяется во всем мире, но нашим государством все еще не оплачивается, приходится покупать.
        Курс триоксида мышьяка для Ольги стоит 195 тысяч рублей. Откуда у детсадовской воспитательницы из Орехово-Зуева 195 тысяч рублей? Ольгины коллеги шлют ей эсэмэски с обещанием собирать деньги, но пока собрали только четыре тысячи. Они же воспитательницы из детского садика, скинулись сколько могли. Кроме эсэмэски про деньги они прислали видео, на котором дети поют песню «Победа придет».
        И она придет. Промиелоцитарный лейкоз лечится. Только помогите ей.

Текст: Валерий Панюшкин

Фото: Евгения Свиридова


* Для уменьшения нагрузки на сервер данные по поступившим средствам обновляются один раз в сутки.
** Если средств на конретного больного собирается больше, чем требуется, мы направляем их на лечение другого нуждающегося.