Марценюк Александр


  • Диагноз: Апластическая анемия, сверхтяжелая форма
  • Цель сбора: Покупка препарата Револейд, 10 уп.
Спасибо! Необходимая сумма собрана!
Помочь другим нуждающимся

Апрель 2018 

Мы закрываем сбор средств для покупки препарата Револейд. Александра перевели на лечение в военный госпиталь, который взялся обеспечивать его жизненно необходимым лекарством.

С вашей помощью мы собрали 249 тысяч рублей. Все собранные средства мы направим на закупку препаратов  для других наших подопечным, которым срочно необходимо лекарство, как правило, для борьбы с различными тяжелыми осложнениями, возникающими после трансплантации костного мозга.

Александр чувствует себя нормально и благодарит всех, кто не остался равнодушным и помог ему пережить этот сложный период.

Июнь 2017

Александру Марценюку двадцать пять лет и у него апластическая анемия – опасная болезнь крови. Еще Александр – лейтенант. И это все, что можно сказать о нем, ибо прочие сведения – секрет, государственная тайна.

-— Где вы служите? – спрашиваю.
-— Не могу сказать, -— отвечает Александр.
-— Какой хоть род войск?
-— Не могу сказать.
-— Что хоть делаете примерно? Ракеты запускаете? За спутниками шпионите?
-— Не могу сказать.

Никаких сведений о службе. Никаких сведений о сослуживцах. Известно только, что дед у Александра был офицером. И отец офицер. И сам Александр с детства мечтал стать офицером, и вот стал, да так, что вся его жизнь засекретилась абсолютно, и ни про какие ее обстоятельства говорить нельзя.

У военных ежегодные медосмотры. На последнем медосмотре нашли апластическую анемию и положили Александра в военный госпиталь. Вскоре выяснилось, что военная медицина совершенно не заточена на лечение мирных болезней крови. Офицер может быть ранен в бою, но про офицера совершенно не предполагается, что он заболеет апластической анемией. Да еще и с осложнениями, с грибковой пневмонией и грибковым поражением печени. Пришлось перевести Александра в гематологический научный центр, в штатскую медицину, которой секретность противопоказана.

Здесь нет военных бюджетов. Здесь если что-то пошло не так, если грибковые осложнения, если нужен препарат Револейд, то квоты не предполагают дорогих противогрибковых лекарств. Здесь на «что-то пошло не так», на особо тяжелую форму апластической анемии, на Револейд собирают деньги по добрым людям. А добрые люди дают деньги из сочувствия. А чтобы сочувствовать человеку, надо знать подробности его жизни, обстоятельства, частности… Мы не умеем сочувствовать человеку, если не знаем о нем ничего.

Но про Александра Марценюка ничего узнать нельзя. Государственная тайна.

В комментариях к этому тексту кто-нибудь обязательно напишет, что армия богатая. Что за деньги, потраченные на одну сирийскую ракету, можно было бы вылечить от апластической анемии не то что одного лейтенанта, а целый полк. Но Александр сидит в изолированном боксе в гематологическом научном центре и ничего военного в нем нет. Ни выправки, ни лихости. Просто очень бледный молодой человек, о жизни которого ничего узнать нельзя.

-— Может быть хоть про друзей расскажете?
-— Не могу. Друзья – они же и сослуживцы.
-— Может быть про развлечения? Чем вы тут развлекаетесь полгода в четырех стенах?
-— Книжки читаю.
-— Книжки?
-— Федора Конюхова. Про путешествия.

Очень бледный молодой человек в четырех стенах. Читает про путешествия, в которые с его степенью секретности нельзя отправиться, даже если вылечишься от апластической анемии.

Да, и вот еще что. Этот секретный лейтенант -— ребенок. Сейчас Александру покупает лекарства фонд «Подари жизнь». Этот фонд помогает детям и по уставу своему считает детьми молодых людей до двадцати пяти лет. Через два месяца Александру исполнится 26 лет, и Револейда для него не будет.

Лейтенанту Александру Марценюку нужны лекарства на 1 282 000 рублей.

Текст: Валерий Панюшкин


* Для уменьшения нагрузки на сервер данные по поступившим средствам обновляются один раз в сутки.
** Если средств на конретного больного собирается больше, чем требуется, мы направляем их на лечение другого нуждающегося.