Лобач Данила


  • Диагноз: Острый промиелоцитарный лейкоз
  • Цель сбора: Лечение препаратом "Арсенокс" (триоксид мышьяка)
Спасибо! Необходимая сумма собрана!
Помочь другим нуждающимся


Невозможно не думать о Даниле так: как он там, в темноте?

Дело в том, что Данила заболел не только острым промиелоцитарным лейкозом, но и коронавирусом. На свою беду, заболел этими двумя болезнями одновременно. И лечился одновременно. И организм не выдержал — Данила потерял зрение.

Никто не знает, отчего это случилось. От лекарств, от лейкоза или от коронавируса. Или вот еще Данила один раз упал, когда ему было плохо, потерял сознание. Может тогда?

Но теперь, когда это уже случилось, невозможно не думать: как он теперь? Как?

Данила лежит в палате в НМИЦ-гематологии в Москве, куда его направили из родного Тамбова — лечение-то надо продолжать. С ним в палате сидит мама, но ее Данила не видит. Данила в темноте. И он старается держаться, он вспоминает хорошее — за 18 лет у него было много всего хорошего в жизни.

Например, Данила всегда прекрасно рисовал. Вот есть у него такой талант. Даже портреты. Маму, брата Кирилла — ему 14 лет, — друзей. Карандашом, и красками. Он все свои картины вспоминает. Он все это видит. Уже не так темно, кажется.

Еще Данила увлекался электроникой. В какой-то момент так увлекся, что даже рисование забросил, решил стать программистом, поступил в колледж при Тамбовском Государственном Техническом Университете. И прекрасно учился, три курса уже закончил. Свою учебу там он тоже видит — как сейчас. И друзей, и преподавателей, и все смешное, что там случалось. Темнота немного рассеивается.

Или вот автомобиль. Ну, кто из мальчишек не любит автомобили? Данила непременно решил сдавать на права и водить машину. Даже уже первый экзамен по вождению сдал, остался еще один, который сдать не успел — заболел. Но когда Данила думает и вспоминает, становится радостно — он хорошо научился водить, отлично даже.

Данила улыбается, сидя на больничной койке в палате и представляя все это. Учебу, рисунки, машину… И тогда ему не очень страшно быть в темноте.

Ему страшно, когда он думает о маме — когда Данила узнал свой диагноз он переживал только об одном: как вынесет это все мама. Про себя не думал, а вот про маму боялся: не перенесет, не выдержит, за что ей такое горе?

Ему страшно, когда он вспоминает все этапы болезни. Как еще в ноябре он впервые почувствовал боль в груди, как потом появилась одышка и кровотечения из носа. Как шел к врачу, а в голове билась одна мысль «а вдруг», и как после анализов стало точно известно: острый промиелоцитарный лейкоз.

Ему страшно подумать про лечение. Дело в том, что болезнь Данилы лечится препаратом «Арсенокс» (триоксид мышьяка). Этот препарат очень эффективен в лечении именно острого промиелоцитарного лейкоза, но не зарегистрирован в России, поэтому получить его бесплатно по программе ОМС невозможно. «Если мы не найдем деньги»… — говорит мама Данилы. «Если мы не найдем деньги» — повторяет эхом он за ней. И темнота сгущается.

Невозможно об этом не думать: Данила потерял зрение и ему очень страшно. И невозможно допустить, чтоб он думал о страшном. Пусть думает о рисунках, о друзьях, о машине. О том, что зрение вернется — надежда есть. И пусть не думает о том, что будет если не купить Арсенокс, правда?

Давайте поможем Даниле, пусть он будет не один, там, в темноте.

 

Текст: Мария Строганова

Фото: личный архив