Копин Никита


  • Диагноз: Острый лимфобластный лейкоз
  • Цель сбора: Лечение препаратом сорафениб
Собрано: 19 288 руб.*
Необходимо: 372 000 руб.



Октябрь 2021

В НМИЦ гематологии в Москве 23 августа Никите провели трансплантацию костного мозга. Постепенно пошёл рост лейкоцитов, а за ним, спустя месяц после пересадки, врачи сообщили о приживлении трансплантата.

Однако лечение на этом не заканчивается. Не так редко при острых лимфобластных лейкозах болезнь возвращается, а учитывая, что у Никиты несколько лет назад был ранний рецидив заболевания, сейчас врачи настаивают на противорецидивной терапии. А именно, на приёме препарата сорафениб, который сдерживает рост опухолевых клеток. В случае Никиты он необходим ещё потому, что в его клетках врачи обнаружили поломку в одном из генов.

Прием его должен быть длительный – не менее двух лет. Получить бесплатно этот препарат пока не удается, так как он не зарегистрирован для лечения острого лимфобластного лейкоза и применяется «офф-лэйбл».

Мы открываем сбор средств на покупку трех упаковок сорафениба для Никиты. Этого количества хватит на три месяца лечения. Мы очень надеемся на то, что сложив все наши усилия, мы сможем помочь ему вернуться к полноценной жизни!

Июнь 2021

Спасибо за помощь Никите Копину, спасибо за вашу отзывчивость! Его сбор закрылся быстро, а сумма была очень большая, и не было поддержки от родственников. Благодаря вашей помощи Никита будет жить.

В данный момент Никита дома, с бабушкой. Он принимает лекарства на дому и чувствует себя хорошо, насколько это возможно. Врачи тоже находят его состояние удовлетворительным, и готовят его к операции. Фонд дополнительно к сбору закупил для Никиты противоопухолевый препарат Нексавар для поддержании ремиссии.

Никита передает вам слова благодарности:

«Хочу от всей души поблагодарить каждого, кто оказал мне помощь! В самый ответственный момент вы мне помогли и дали возможность и надежду на выздоровление. Спасибо вам за понимание и отзывчивость!

Я сейчас дома, чувствую себя хорошо, врачи говорят состояние у меня благоприятное, но нужно как можно скорее делать пересадку. Теперь, надеюсь, все получится».

Май 2021

Мы встречаемся с Никитой в НМИЦ гематологии в Москве. Поначалу мне кажется, что за его спокойствием кроется усталость от борьбы с болезнью – та, что балансирует на грани неверия в успех и отчаянья. Но за разговором понимаю, что он из тех, кто, перефразируя известную цитату, «не грустит, а сосредоточивается».

В клинику Никита приезжает из Электрогорска, городка на самой границе Московской и Владимирской областей. Здесь, среди лесов и озёр, в окружении закадычных друзей он и вырос. Вместе с ними ходил на шахматы, английский, занимался в футбольном клубе. На вопрос о любимой команде Никита отвечает не задумываясь: «”Манчестер Юнайтед”. Для меня это лучшая команда. Я понял, оценил и полюбил её ещё в 2007 году, когда мне было 9 лет.»

C 14 лет опеку над Никитой взяла бабушка, и он говорит, что тогда ему очень повезло. Бабушка для него самый дорогой, самый родной человек.

Окончив школу, Никита поступил в Павлово-Посадский экономический техникум. Затем был призван в армию, служил во Владимирской области – недалеко от дома. И там, в армии, понял, что служба ему по душе. Поэтому после возвращения домой решил работать в полицию. Здесь его ждали и дисциплина, и уже привычный строгий распорядок, но это сполна компенсировалось тем, что жить можно быть в родных местах среди друзей и ещё поддерживать бабушку.

Перед поступлением на службу оставалось лишь пройти медкомиссию. Но с результатами анализов крови Никита оказался у гематолога. У него выявили анемию тяжёлой степени и направили на обследование. Никита говорит, что, услышав свой диагноз, не испугался, несмотря на настороженный вид врачей. Переживал лишь от того, что лечение отодвигает начало работы в полиции. Серьезность своего положения он понял в ноябре 2019 года, когда его госпитализировали в НМИЦ гематологии. Там ему и объяснили, что «острый лимфобластный лейкоз» – это рак крови. Лечение потребует времени и немалых усилий врачей.

«А куда же без страха? Конечно же, и страшно было, и жалко себя. Но потом сказал себе, что назад-то не вернёшься. Так что – только вперёд. Прорываться через болезнь», – спокойно вспоминает то время Никита, и я понимаю, что не ошиблась в его характере. Он не загрустил, а сконцентрировался.

Да, лечение отнимало много сил. Долгие дни, недели приходилось проводить в клинике, часто он чувствовал себя очень плохо. Но всё то время, что оставалось в его распоряжении, он старался, что называется, «использовать по уму». На выручку пришли книги. Перечитал любимые, открыл для себя новые. Вернулся к учебникам английского языка, а потом, заинтересовавшись, занялся японским. «Продвигаюсь, в общем, по чуть-чуть, но не оставляю. Интересно, и как-то… совсем по-другому», – улыбается Никита. С полки вернулись и шахматы.

Врачи тем временем подбирали лечение. Уже после первых двух курсов химиотерапии удалось достичь ремиссии. К сожалению, в конце 2020 года они вынуждены были констатировать рецидив. Снова недели в стационаре, химиотерапия. Врачи добились повторной ремиссии, но сейчас говорят о необходимости введения в терапию трансплантацию костного мозга. В российском регистре донора не нашли, теперь надежда на международные – шансов найти «генетического близнеца» для Никиты там гораздо больше.

Сама операция оплачивается государством, а оплата поиска донора, его активация, заготовка и доставка трансплантата ложатся на плечи пациента и его родственников. Это внушительная сумма, которой у Никиты нет.

Когда я говорю Никите, что мы постараемся ему помочь, он отвечает, что не сомневается и верит в людей. Верим и мы!

Фото: материалы Фонда