Кобелев Владимир


  • Диагноз: Острый промиелоцитарный лейкоз
  • Цель сбора: Лечение препаратом «Арсенокс» (триоксид мышьяка)
Собрано: 76 596 руб.*
Необходимо: 450 000 руб.



Вахтовый метод

Жизнь Владимира – вахтовый метод. Впрочем, иначе здесь, на Чукотке, жить, наверное, и нельзя. Все вокруг (главным образом природа и климат, конечно) такую жизнь диктует. Потому что даже в самый тёплый месяц лета — июль — температура воздуха здесь примерно +11 °С. И, если захочешь, например, посадить дерево, то глубже 1,5 м копать не получится — вечная мерзлота. Зимой же здесь доходит и до -60°С: на улицу выйти-то можно, но лучше очень быстро и очень ненадолго. Вахтовый метод. А еще здесь есть долгие полярный день и полярная ночь, которые длятся месяцами. А иногда случаются такие ветра, что то самое, посаженное летом в вечную мерзлоту дерево, вырывает с корнем за секунду. Дети в разгул стихии здесь не ходят в школу – у них тоже вахтовый метод, а любая работа останавливается.

Это очень суровый край, и жить здесь нужно учиться, так как по-хорошему надо быть готовым к любым бурям и невзгодам. Но Владимир жить на Чукотке умел. Он свыкся и с полярным днем и, что важнее и сложнее, с полярной ночью. Он научился уворачиваться от ветров и приноровился к морозам, он знал, когда можно выходить на улицу, а когда нужно пересидеть дома – даже, если день ясный и, кажется, ничто не предвещает бури. А еще он умел любоваться жизнью вокруг: и пиками горных хребтов, и тундрой, и реками с океанами, и даже вечными снегами и льдами.

Он женился, устроился на работу в компанию «Норд транзит», которая занимается грузоперевозками, и жил спокойно и размерено. Кстати, работал Владимир тоже вахтовым методом. На три месяца покидал родной поселок Эгвекинот на берегу залива Креста, что в Беринговом море, и уезжал в вахтовый городок. Через три месяца возвращался обратно и месяц жил дома. А потом снова уезжал. Работал Владимир стропальщиком – отвечал за крепление груза к стропам (веревкам или стальным канатам). Работа ответственная: не дай Бог груз отвяжется и потеряется по дороге, где-то там, в вечной мерзлоте.

В вахтовом городке, в принципе все было то же самое – вечная мерзлота, ветра, холод и красота вокруг. Но там не было жены, а еще не было больницы, потому что рабочие, в общем-то, люди закаленные и здоровые. Если и болеют, то несерьезно – простуда от постоянных ветров, да гастрит. И когда Владимир немного приболел, врач ему так и сказал: «Простуда или гастрит». Владимир хмыкнул и пошел работать дальше.

Но время шло, а болезненная слабость так и не проходила. И, главное, работать стало тяжело. Владимир снова пришел к врачу, и на этот раз доктор решил вызвать вертолет. Владимир было вздохнул: «Неловко как-то, целый вертолет из-за меня вызывать», – но смирился. Вертолет доставил его в город Билибино – «золотую» столицу Чукотки и по совместительству город атомщиков. Здесь у него наконец взяли анализы и сразу положили в больницу.

Что именно с ним случилось, Владимир пока не знал, но врачи тревожно шептались и говорили что-то про пункцию. Владимир лежал в палате, чувствовал себя неплохо и врачей ни о чем не спрашивал – не было привычки надоедать людям вопросами. «Полечат и отпустят» – думал он. К вынужденному простою ему было не привыкать – вахтовый метод. А потом Владимиру сделали пункцию. И уже прямо, без обиняков сказали: «У вас острый промиелоцитарный лейкоз». И еще добавили: «Вам надо в Москву».

До Москвы от Билибино лететь примерно 8 часов. Здесь нет гор и очень жарко – в июле просто невыносимо. Здесь очень много людей вокруг и довольно шумно. Здесь, кажется, совершенно невозможно существовать. Но Владимир думает так: «Это моя вахта. Лечение, больница, жара – все это моя вахта. Пересижу, перетерплю и сразу домой. В поселок на берегу залива Креста, окруженный кольцом гор, обдуваемый ветрами с океана, где холодно даже летом. Там ждет жена, там отдохну. Только бы эта вахта поскорее закончилась».

А пока она не закончилась, ему очень нужен триоксид мышьяка («Арсенокс»). Этот дорогостоящий препарат очень эффективен при лечении промиелоцитарного лейкоза, однако не зарегистрирован в России и не имеет зарегистрированных аналогов, поэтому получить препарат бесплатно по программе ОМС невозможно.

Объединим усилия, поможем Владимиру выздороветь и вернуться домой – к северным, таким дорогим для него берегам!

 

Текст: Мария Строганова
Фото: личный архив, материалы Фонда