Горло Дмитрий


  • Диагноз: Острый промиелоцитарный лейкоз
  • Цель сбора: Лечение препаратом «Арсенокс» (триоксид мышьяка)
Собрано: 216 270 руб.*
Необходимо: 432 000 руб.



Дмитрий вырос в Туле, окончил техникум, выучился на автомеханика и пошел работать. Чинил и диагностировал автомобили, продавал автозапчасти. Места работы менялись, но автомобили оставались неизменны. И все он про них знал. Если где-то стучит или свистит, Дмитрий четко мог определить проблему. Организм машины со всеми винтиками и деталями был для него прозрачен и понятен.

Но однажды у Дмитрия самого заболела нога. Боль была такой тянущей и непонятной, когда вроде бы терпимо, но пробирает до костей, особенно ночью – болит и болит. В общем, он измотался с этой ногой – крепкий молодой парень, который раньше ничем серьезным не болел – и пошел по врачам, потому что про человеческий организм, в отличие от автомобильного, практически ничего не знал. Дмитрию нужен был мастер по живым людям, знаток симптомов и механизмов. Который бы мог провести диагностику и сказать: проблема в том-то и том-то, нужен такой-то ремонт, то есть лечение. Увы, Дмитрию не повезло.

Один невролог уверил, что «поболит и пройдет». Второй сказал: «Это у вас позвоночная грыжа отдаёт в ногу», а третий назначил обезболивающие. Дмитрий боль душил таблетками, но лучше не становилось. Анализы ухудшались, температура ползла вверх, а потом ещё руки перестали подниматься. Ну как рабочему человеку без рук?

Дмитрий поспрашивал, посоветовался и пошел к ревматологу. В кабинете сидела молоденькая девушка-врач. Которая сразу сказала: «Срочно сдайте анализ крови и к гематологу». Хорошим диагностом оказалась. В общем, Дмитрий сдал кровь, потом ему сразу же сделали пункцию костного мозга и поставили диагноз «острый промиелоцитарный лейкоз».

Дмитрий и испугаться не успел, как началось лечение – химиотерапия. Вот тут, пожалуй, он впервые понял как это – быть безвольным и немощным. Когда сил нет даже на то, чтобы оторвать голову от подушки. Когда всё зависит от людей вокруг – жизнь, самочувствие, настроение. Как будто сам он уже не совсем человек, а наполовину разобранный механизм, который лечат-ремонтируют люди в белых спецодеждах. Пару раз из-за осложнений Дмитрий попадал в реанимацию и в минуты сознания видел только белый потолок, ну и ещё руки и лица людей, которые пытались его спасти. Он, взрослый мужчина 38 лет, говорит, что не было в его жизни ничего страшнее.

Затем наступила ремиссия – два года жизни на поддерживающей терапии. Дмитрий снова вернулся на работу. Снова каждый день наблюдал, как приезжают и уезжают автомобили, и как их ремонтируют его коллеги – сам Дмитрий по здоровью пока был способен только на компьютерную работу.

А потом рак вернулся. Всё началось ровно так же, как в первый раз – заболела нога, упали тромбоциты. Он пришел к своим врачам и ждал, что его срочно начнут лечить. Но сначала врачи попытались поднять тромбоциты витаминами, а ногу лечить стероидами. Потом отделение гематологии в Туле закрыли на карантин, и Дмитрий потерял ещё три недели. Когда его все же госпитализировали и определили рецидив, в крови было больше 90% бластных, раковых клеток.

«Мы ничем не можем помочь, – сказали врачи. – Вам нужно в Москву».

Теперь Дмитрий в Москве, и его жизнь зависит от препарата «Арсенокс», триоксида мышьяка. Он очень эффективен при лечении острого промиелоцитарного лейкоза, однако не зарегистрирован в России и не имеет зарегистрированных аналогов, поэтому получить бесплатно по программе ОМС невозможно.

Чтобы поддержать Дмитрия в это непростое для него время, Фонд открыл сбор средств на покупку «Арсенокса». Вместе мы сможем ему помочь!

Текст: Мария Строганова
Фото: личный архив, материалы Фонда