Ерёмина Наталья


  • Диагноз: Лимфома Ходжкина
  • Цель сбора: Курс лучевой терапии
Спасибо! Необходимая сумма собрана!
Помочь другим нуждающимся

     Дорогие жертвователи! Выражаем вам огромную благодарность за вашу помощь! 

     Вами была собрана 171 тысяча рублей! Фондом  оплачен счет на сумму 143520 рублей. Наташа чувствует себя замечательно и встречает весну дома, в окружении своего сына и бабушки. Она выражает свою искреннюю благодарность всем, кто откликнулся и помог ей в оплате курса лучевой терапии. Ей было сделано 15 сеансов, которые она мужественно выдержала и теперь благодарит всех вас за подаренную жизнь.

     Оставшиеся от сбора средства будут направлены на других наших подопечных, которым нужна лучевая терапия.

     Спасибо за то, что не остаетесь безучастны!
______________________________________________________________________________________
     Я знаю волшебные слова, чтобы человек, напуганный своим онкологическим диагнозом, человек, обнаруживший себя посреди смертной тьмы – перестал вдруг бояться и обрел не то что надежду, а уверенность в скором выздоровлении. Это всегда работает. Не было случая, чтобы не сработало.
Вот, например, Наташа Еремина, тридцать шесть лет, живет в подмосковном городе Ступино, работает медсестрой в стоматологической поликлинике. У нее лимфома Ходжкина и – ад в голове.
       Мы сидим в тихом кафе, Наташа рассказывает мне обстоятельства своей болезни, но взгляд у Наташи такой, как будто перед ней не барная стойка с булками и пирожными, а чудовище высотой до неба, Ктулху, истекающий ядовитой слизью. Наташа вроде бы рассказывает бытовые подробности: про мужа, который ушел, едва только Наташа заболела лимфомой, про последние восемьдесят тысяч, которые пришлось потратить на позитронно-эмиссионную томографию -— но голос Наташи звучит так, как будто она обращается не ко мне, глотающему кофе, а к невидимому своему чудовищу. Обращается с жалким лепетом о пощаде, понимая заранее, что чудовище не внемлет человеческому языку. Наташа рассказывает, надеясь хоть как-то сообщить мне весь накал своего ужаса. Рассказывает про тринадцатилетнего сына, который, разобравшись, чем именно больна мама, отправился к родителям школьного друга и спросил, усыновят ли они его, когда мама умрет.
-— Понимаете, ужас какой?
      Нет, я не чувствую никакого ужаса. Я сижу себе спокойно, пью кофе и улыбаюсь, потому что я знаю, что сейчас будет. Надо только дать Наташе еще немножко выговориться. Про то, как отвратительно чувствуешь себя на химиотерапии. Про то, как унизительно для женщины терять волосы. Про то, что полностью, до нищеты, до стерильной чистоты шкафов и холодильника разоряет семью рак крови.
-— Понимаете? – спрашивает Наташа без всякой, конечно, надежды на спасение, но с надеждой хотя бы на сочувствие.
-— Понимаю, -— отвечаю я и достаю из кармана телефон.
      Этот фокус всегда проходит, всегда удается. Не было еще случая, чтобы не удалось. В телефоне я показываю Наташе фотографию смеющейся женщины и троих детей – девочек шести и пяти лет и мальчика восьми месяцев. Я говорю:
-— Это моя жена. Двадцать лет назад она переболела той самой лимфомой Ходжкина, которой болеете сейчас вы, Наташа. А теперь она родила мне троих чудесных детей, вот этих.
       После моих слов Наташино лицо надо видеть. У нее распахиваются глаза в смысле – «Вау!» Она едва заметно качает головой в смысле – «Не может быть!» Ее губы шевелятся, складываются в несформулированный еще вопрос, потому что не знаешь, что и спросить в мире, где лимфома – не безжалостное чудовище, а просто болезнь которую надо вылечить.
-— А… Вот… Ваша жена… Она… Ей можно быть на солнце? Я бы хотела с сыном поехать куда-нибудь на море, когда поправлюсь…
      Я же говорил. Этот фокус всегда работает. Наташин монстр исчез. Наташа произнесла эти слова – «когда поправлюсь».
      Теперь из хтонической беды Наташина лимфома Ходжкина превратилась в техническую проблему. Вот химиотерапия уже пройдена. Нужна лучевая терапия. На лучевую терапию в онкологическом центре Наташе не досталось квоты. Надо лучевую терапию оплатить. Нет ни копейки денег. Значит надо обратиться к добрым людям, к вам. И попросить всего-то сто тысяч рублей. Если тысяча человек пожертвует всего по сто рублей, Наташа поправится.
Помогите ей. Пусть она выздоровеет, вернется в свое Ступино, работает медсестрой, растит сына, свозит сына на море, может быть найдет нового мужа и родит еще детей, если захочет.

Помогите ей здесь.

Текст: Валерия Панюшкина

Фото: Евгения Свиридова, из личного архива


* Для уменьшения нагрузки на сервер данные по поступившим средствам обновляются один раз в сутки.
** Если средств на конретного больного собирается больше, чем требуется, мы направляем их на лечение другого нуждающегося.