Дзугкоев Вадим


  • Диагноз: Острый миеломонобластный лейкоз
  • Цель сбора: Трансплантация костного мозга
Спасибо! Необходимая сумма собрана!
Помочь другим нуждающимся

 В мае 2017 года Вадиму была сделана операция по пересадке костного мозга от неродственного донора из зарубежного регистра. Фонд оплатил счет на 13 713,41 евро. Вами было собрано 429847,92  рублей. Общая сумма расходов по поиску донора и заготовке трансплантата составила 851404,92 рублей.  Сейчас Вадим находится в ФГБУ "ГНЦ" МЗ РФ на восстановительном лечении по наблюдением врачей, очень ждет возвращения домой и передает слова огромной благодарности всем, кто откликнулся и помог в сборе средств на оплату счета. Спасибо большое за шанс на выздоровление!

__________________________________________________________________________________________

Ночь возвращения домой Вадим Дзугкоев описывает примерно так. Южные сумерки. Город Анапа. Вадим выходит из поликлиники, где надеялся узнать, отчего это такая неподъемная усталость каждый вечер и отчего так сильно отекают ноги — может почки застудил? И он только что узнал — это не почки, это рак крови, острый миеломонобластный лейкоз.

Диагноз звучит для Вадима как выстрел. После него понятно, почему ты еле идешь и еле волочишь ноги. Потому что ранен, почти убит. И главное теперь — добраться домой. Доктор предлагает Вадиму немедленно там в Анапе лечь в больницу, но Вадим отказывается, говорит: «Мне домой». Выходит на улицу, звонит приятелю:

— Послушай, у меня рак, мне надо домой.

Приятель пытается пошутить как-то или возразить что-то. Но пошутить или возразить не получается, а получается немедленно сесть в машину и повезти Вадима домой. В ночь.

Вадим родом из Владикавказа. В Анапе у него была временная работа. Во Владикавказе — мама, две сестры, семнадцатилетний сын. Никто из них не умеет лечить рак, никто не онколог, и это какое-то детское чувство, что надо просто добраться до них и упасть, а они будут заботиться.

От Анапы до Владикавказа восемьсот с лишним километров. Ночь опускается еще раньше, чем друзья добираются до Краснодара. Приятель пытается утешать. Довольно неуклюже: «Не переживай, ты поправишься». Сколько раз можно сказать «Не переживай, ты поправишься» за двенадцать часов езды? Вадим смотрит в окно, за окном чернеет гладь Краснодарского водохранилища.

Он звонит маме:

— Мама, у меня рак.

Мама плачет. И говорит:

— Приезжай скорее.

Ей тоже кажется, что если сын будет рядом и если она сможет печь ему пироги с сыром и свекольной ботвой, то это как-то поможет от острого миеломонобластного лейкоза.

Они минуют Кропоткин, Армавир, Невинномысск. Светает. За окнами в тумане возвышаются горы. Приятель говорит:

— Давай остановимся, кофе выпьем?

Это странное чувство. У тебя рак, а ты останавливаешься по дороге домой выпить кофе. Вадим звонит сыну. Он как раз в это время должен собираться в колледж. Вадим говорит, что едет домой, врет что-то про упавший гемоглобин и про то, что придется сейчас с этим низким гемоглобином лечь в больницу и, может быть, даже поехать лечиться в Москву. Юноша молчит в трубку, а потом говорит:

— Разве с низким гемоглобином едут всю ночь домой на машине срочно? А в Москву лечиться разве едут с низким гемоглобином?

И скомкав кое-как разговор, Вадим думает, что у него вырос умный мальчик. Догадался обо всем. Умный.

Где-то в районе Пятигорска Вадим звонит сестрам. У него две сестры и обе любят его той особенной преданной любовью, какой только на Кавказе сестры умеют любить братьев. Каждая сестра по очереди принимается рыдать. Каждая говорит: «Приезжай скорее домой!» Они инстинктивно так говорят. Они еще не успели прочесть в Интернете, что пациентам с раком крови делают трансплантацию костного мозга от близких родственников. Они скоро узнают об этом и конечно же обе немедленно пройдут типирование.

Тем временем за окнами ярко сверкает на солнце двойная вершина Казбека. Владикавказ рядом. Вадим дома. Добрался.

Сестры будут нянчить Вадима, ухаживать за Вадимом в больнице, кормить его из ложечки, когда Вадиму станет совсем плохо на высокодозной химии. Прислушиваться, дышит ли брат, когда температура у него поднимется почти до 42 градусов.

Но ни одна из сестер не подойдет Вадиму в доноры. Вернуться домой — это не всегда спасает. Донора Вадиму придется искать в европейском регистре за 1 миллион 230 тысяч рублей.


* Для уменьшения нагрузки на сервер данные по поступившим средствам обновляются один раз в сутки.
** Если средств на конретного больного собирается больше, чем требуется, мы направляем их на лечение другого нуждающегося.