Дрофа Виктория


  • Диагноз: Классическая лимфома Ходжкина
  • Цель сбора: Препарат плериксафор
Спасибо! Необходимая сумма собрана!
Помочь другим нуждающимся


«Мама, обними Хрюшку, она тебя вылечит», — уходя в детский сад, маленький Даня протягивает маме любимую игрушку.

Скрывать от малыша болезнь мамы бесполезно — он все видит. Видит, что простые дела — отвести его в детский сад, приготовить еду, навести порядок — даются Виктории с большим трудом.

Даня не плакал, когда маме отстригали остатки волос. Виктория волновалась, как сын это воспримет. Он любил перебирать ее длинные волосы. Даня внимательно смотрел, как маме «делают новую прическу», а когда закончили, подошел, обнял ее и сказал: «Ты самая красивая».

Даня не плакал, когда мама уезжала в больницу в Ростов-на-Дону, не просил остаться, еще и успокаивал ее: «Не волнуйся, тебе сделают укольчик, и ты поправишься»

Но два курса химиотерапии результата не дали. Маме пришлось ехать в Москву.

Иван, отец Дани, работает вахтовым методом — неделями не бывает дома. И сейчас, когда дома нет ни мамы, ни папы, заботиться о мальчике приезжают бабушка и прабабушка.

С будущим мужем Вика познакомилась в 14 лет — жили в одном дворе, дружили, переписывались, пока Иван был в армии. Год разлуки показал, что отношения переросли в нечто большее. В 2017-м они поженились, а через год родился Даниил.

Чтобы восстановиться после родов, Виктория занялась фитнесом. И начала чувствовать боли в подреберье. Сначала подумала: продуло — пройдет. Но боль не проходила. Потом поднялась температура — не сильно, до 37,3 — но постоянно, изматывающе. Виктория больше не могла выполнять даже самые простые упражнения.

В феврале 2020-го она обратилась к врачу. Первый диагноз выглядел безобидно: межреберная невралгия. Выписали согревающие мази — стало только хуже. Боли усиливались, температура росла, появился страшный зуд. Спустя неделю новый диагноз: межреберный миозит.

Новые анализы и обследования, а с ними и новые диагнозы: гастрит, холецистит, плеврит… Время шло, а сдвигов не было. Диагноз — лимфома Ходжкина 4-й стадии — поставили лишь в июле. Дане тогда было два года.

После двух лет лечения — в Ростове-на-Дону и в Москве — врачам удалось добиться долгожданной ремиссии. Казалось, осталось совсем немного: только провести Виктории трансплантацию клеток ее собственного костного мозга — и можно возвращаться домой, к сыну. Но возникла новая проблема — при заборе клеток костного мозга у Виктории началась сильная лихорадка. Попробовали другой способ — тоже не получилось.

Чтобы собрать необходимое для пересадки количество стволовых клеток, Виктории нужен препарат плериксафор. И нужен срочно, пока ее состояние не изменилось к худшему, и врачам не пришлось вписывать в историю болезни страшное слово рецидив.

Дане недавно исполнилось четыре года, и он по-прежнему не плачет. Они с бабушкой и прабабушкой верят: его маму вылечат. Хрюшка или укольчик — что-нибудь ей обязательно поможет. Правда сейчас ни то, ни другое уже не помогает. Но помочь можем мы.

 

Текст — Ирина Рынкевич

Фото: личный архив