Антонова Наталия


  • Диагноз: Острый миелобластный лейкоз
  • Цель сбора: Трансплантация костного мозга от российского донора
Спасибо! Необходимая сумма собрана!
Помочь другим нуждающимся

Август

Наташа проходит лечение в НМИЦ гематологии. Ей провели четыре курса химиотерапии, скоро начнется пятый. В перерывах Наташу отпускали домой повидаться с семьей, и это придало ей сил продолжать лечение и надежду на его успех. Пересадку костного мозга планируют провести в сентябре. В данный момент врачи ищут подходящего донора в российском регистре и расширенное типирование первого из потенциально совместимых доноров.

Июль

«Мы были к такому не готовы», - большие голубые глаза Наташи Антоновой наполняются слезами. И правда в том, что к тому, что произошло с ней и её семьей, никто не может подготовиться.

Наташа ждала второго ребенка — очень уж четырехлетняя Влада просила братика Сашеньку или сестренку Ксюшеньку. Получился мальчик. Сначала беременность протекала хорошо, а после двадцати недель Наташа заболела: ломота в теле, озноб, температура. Воспалился зуб, его удалили, пролечили антибиотиками, а легче не становилось. Спустя пять недель пришла к гематологу.

Увидев анализ крови, врач побледнел — судя по показателям Наташа была буквально при смерти. Он сразу же стал звонить коллегам в Москву. Объяснял, что в родном Саратове у Наташи просто нет шансов выжить. Торопил и настаивал, что ехать надо срочно, прямо сейчас, даже сам забронировал для Наташи и ее мужа билеты на поезд.

«Мы настолько растерялись от всего этого, что не заехали попрощаться с дочкой, которая была у бабушки. Просто взяли пару вещей — и на вокзал. Всё происходило просто как в тумане», — вспоминает Наташа.

Пока ехали, связались с дальним родственником из Москвы, он согласился встретить их на вокзале и отвезти в больницу. «Мы никогда в Москве не были. Выходим из здания вокзала и ничего не понимаем: люди, машины, все бегут! Ужас какой-то».

В НМИЦ гематологии Наташу быстро оформили и начали срочное лечение. Обычно химиотерапия не сказывается на будущем ребенке и лечение беременных в Гемцентре не такая уж и редкость. Но в Наташином случае не обошлось. Она очень плохо переносила первую химию, началась лихорадка, температура под 40, и на сроке 28 недель у нее отошли воды.

Прямо в гематологическом центре ей сделали кесарево, и оба они — и она, и малыш — отправились в реанимацию. Сашенька в соседний роддом в кювез, а Наташа на две недели на капельницы и аппараты.

«Невозможно описать, что это такое. Состояние ужасное: одновременно трясет от холода и от жары, все тело ломит, а парацетамол с моей болезнью нельзя. В реанимации не дают телефон, там нет окон, всё время горит свет, не понимаешь, сколько прошло времени, что происходит», — Наташа ежится.

Рядом с ней ее мама. Она приехала почти сразу на смену мужу и целыми днями ухаживает за дочкой. Сидит на табуреточке рядом с кроватью, кормит с ложечки, когда у Наташи сильная слабость. Чтобы постоянно быть рядом, она снимает даже не комнату, а кровать в квартире неподалеку. И по возможности ходит навещать Сашеньку.

«Ребеночек слабенький родился. Задышал он сразу, потому что ему успели ввести лекарства для легких. Но потом врачи из роддома стали говорить, что состояние тяжелое и перевели его в Филатовскую больницу», — они обе тяжело вздыхают. Оказалось, что у мальчика развились те же бактериальные осложнения, что и у Наташи. Ему вводили те же антибиотики, которые помогали ей. Потом установили непроходимость кишечника, и на животик вывели стому. Потом было подозрение на кровоизлияние в мозг, которое, впрочем, вроде бы не подтвердилось. Как долго малыш проведет в больнице и как скажется такое тяжелое начало жизни на его здоровье, никто не знает.

«Хорошо, что он в отличной больнице. В Саратове у нас обоих не было бы шансов», — говорит Наташа. Она все еще не может оправиться от шока, от того, что жизнь перевернулась, а будущее стало туманным. Единственное, что она понимает очень отчетливо: она просто обязана выжить.

План лечения Наташи уже есть. Ей нужно пройти шесть курсов химиотерапии и готовиться к трансплантации костного мозга. И если донор найдется, у нее есть шанс выздороветь, вернуться домой к Владе и заботиться о маленьком Сашеньке.

Для этого нужно самое сложное, то, что даже сложнее, чем реанимация и лихорадка: найти донора костного мозга. На это нужны деньги — от 600 тысяч рублей, если донор найдется в России, и примерно 1,5 млн, если придется искать в международном регистре. Квотами этот поиск не покрывается, а для Наташиной семьи это космические суммы.

«С деньгами сейчас очень сложно. Мама уволилась с работы, чтобы ухаживать за мной. Муж-строитель пропускает работу, потому что остался с дочкой. Работает только пожилой отец, но зарабатывает он совсем немного. Иногда помогают родственники, они понимают, что ситуация безвыходная», — рассказывает Наташа.

Расходы на лечение мы готовы взять на себя, но, чтобы спасти Наташу, нам очень нужна ваша помощь. Размер не имеет значения, важна любая сумма.

Текст: Мария Цыбульская

Фото: Евгения Свиридова


* Для уменьшения нагрузки на сервер данные по поступившим средствам обновляются один раз в сутки.
** Если средств на конретного больного собирается больше, чем требуется, мы направляем их на лечение другого нуждающегося.