Алексеева Ольга


  • Диагноз: Лимфома Ходжкина
  • Цель сбора: Оплата курса лучевой терапии
Спасибо! Необходимая сумма собрана!
Помочь другим нуждающимся

Январь 2018

Мы успели оплатить Ольге курс лучевой терапии, и она пошла на поправку. После Нового года Ольга прислала письмо, в котором благодарит всех, кто помог ей вылечиться:

Я хочу поблагодарить Благотворительный фонд "Фонд борьбы с лейкемией" и всех людей, которые не остались равнодушными и помогли мне закончить лечение и вернуться к своей семье. Спасибо, что откликнулись и оказали финансовую помощь в проведении лечения. Благодаря таким фондам и отзывчивым людям творятся на земле добро и чудеса. Иногда очень важно осознавать, что ты не один на один со своей бедой и что мир держится на неравнодушных, отзывчивых людях, неспособных пройти мимо, всегда готовых помочь. Дай Бог всем вам и вашим семьям здоровья и благополучия! Спасибо, что есть такой фонд, процветания вам!

Декабрь 2018

Оля Алексеева говорит, что ее муж Александр — самый надежный человек на свете. Многие женщины, недавно вышедшие замуж, так думают. Но у Оли, кажется, есть основания.

Оля работает в центре занятости в селе Гавриловка-2 Тамбовской области. Это довольно печальная работа, потому что центр занятости в Гавриловке есть, а заняться практически нечем. Оля регистрирует людей, которые пришли становиться на биржу труда, предлагает им вакансии, но вакансий раз-два и обчелся. За несколько лет в службе занятости Оле удалось пристроить пару дорожных рабочих, фармацевта в местную аптеку и пару водителей в ближайший колхоз.

А потом Оля познакомилась с Александром. У них был конфетно-букетный период, когда вдруг в автомобильной катастрофе погибла Олина мама, тут-то Александр и проявил себя впервые очень надежным человеком. Сразу сделал предложение, переехал жить к Оле и Олиному отцу, взял на себя все хозяйство. Вскоре молодые люди поженились, Оля забеременела, и они зажили вполне счастливой жизнью, если не считать того, что Олин отец все никак не мог оправиться от горя после смерти Олиной мамы.

Беременность протекала не то чтобы совсем идеально, но в пределах нормы. Бывали головокружения. К шестому месяцу началась почесуха беременных, и Оля обмазывалась вся с ног до головы белой суспензией. Еще чуть позже воспалился на шее лимфатический узел, что, в общем, тоже бывает. Но только в Олином случае эти головокружения, эта чесотка и этот лимфоузел оказались не обычными капризами беременного организма,а раком крови, лимфомой Ходжкина.

Когда Оле сделали анализ крови и поставили диагноз, Александр на несколько дней замолчал. За что же так-то? И то беда, что у невесты накануне свадьбы погибает мама. Но чтобы молодая жена на шестом месяце беременности заболела раком крови — Александр не был готов к этому. Молчал несколько дней.

Потом взял себя в руки, отвез Олю в Тамбов, отвез Олю в Москву. Был с нею, когда делали операцию и вырезали воспалившийся лимфоузел. Был с нею, когда делали химиотерапию. Был с нею, когда рожала. Мотался домой проведывать тестя. Добывал деньги. Сразу после родов организовал Оле МРТ, чтобы лечиться дальше.

Забрал новорожденного малыша Никиту и с первого дня ухаживает за ним. Даже взял на работе декретный отпуск. Сам переодевает памперсы, сам кормит из бутылочки, потому что рожать женщинам с раком крови можно, а вот кормить женщинам, перенесшим химиотерапию, нельзя.

Лечение у Оли продолжается. Она прошла в Москве восемь курсов химиотерапии, и лишь пару раз между курсами врачи отпускали Олю на три дня домой. Каждый раз Александр говорил жене, что ухаживать за младенцем ему совершенно не сложно, чтобы она не волновалась, а лечилась спокойно. Памперсы переодевать, купать и кормить сына — одно удовольствие. И вообще, мужчине в декретном отпуске — прекрасно.

— Кто он у вас по профессии? — спрашиваю я Олю.

— Он… Я не знаю точно, как это называется. Он в системе ФСИН работает, ну, часовым на вышке.

То есть, иными словами, Александр, который находится сейчас в декретном отпуске по уходу за младенцем, пока Оля лечится от рака крови, — охранник в тюрьме, часовой на вышке.

Химиотерапия пройдена. Чтобы окончательно выздороветь, Оле осталась только терапия лучевая. Но под конец года на лучевую терапию во всех клиниках окончились квоты. Сделать лучевую терапию теперь можно только за деньги. У Оли и Александра денег нет. Оля — в больнице, Александр — в декрете.

Текст: Валерий Панюшкин
Фото: Любовь Родина


* Для уменьшения нагрузки на сервер данные по поступившим средствам обновляются один раз в сутки.
** Если средств на конретного больного собирается больше, чем требуется, мы направляем их на лечение другого нуждающегося.